Первые немецкие тяжелые танки A7V | Battlefield 1

Первые немецкие тяжелые танки A7V | Battlefield 1

Сегодня я продолжу исторический обзор вооружения армий времен Первой мировой войны. В этот раз мы рассмотрим первые немецкие тяжелые танки. Ранее я делал видео про первые тяжелые британские танки серии Mark. Последние впервые приняли участие в бою при Сомме 15 сентября 1916 года. Для обычных немецких солдат первое знакомство с сухопутными крепостями, переезжающими окопы, и расстреливающими пехоту, было, мягко говоря, шокирующим. А вот руководство не было удивлено появлению этих бронированных чудищ ибо разведка работала хорошо, да и разработки в данной отрасли велись. Еще до начала ПМВ было предложено несколько проектов бронированной вездеходной техники с вооружением, но все были отклонены. Ответ британцам, мягко говоря, немного запоздал.

В 1916 году была создана техническая комиссия для организации и объединения работ по созданию германского тяжелого танка. Возглавил ее руководитель 7-го отделения Общего управления Военного министерства генерал Фридрихс, которое выступило в роли заказчика. 7-ое (транспортное) отделение Общего управления Военного министерства сокращенно именовалось A7V (Allgemeines Kriegsdepartement, 7. Abteilung, Verkehrswesen). В состав технической комиссии вошли конструкторы компаний Опель, Даймлер и NAG/AEG и прочих – всего около 40 специалистов.

Изначально немцы использовали позаимствованное у англичан название tank, затем появились panzerwagen, panzerkraftwagen и kampfwagen. А незадолго до окончания первой мировой войны в 1918 году появился официально утвержденный термин sturmpanzerwagen, т.е. «штурмовая бронированная машина». По аббревиатуре заказчика танк стал называться A7V. В этом сокращении буква «V» иногда расшифровывалась как bauart Vollmer (конструкция Фольмера) в честь главного конструктора танка, соответственно встречается и прочтение названия танка как A7Фау. Я не придерживаюсь такого наименования ибо вижу его притянутость за уши.

Комиссия приняла решение о разработке универсального гусеничного самоходного шасси, которое можно было бы использовать для трактора, грузовика и для танка. Все ради экономии, но понимание того, что на тракторном шасси хорошего танка не построить придет гораздо позже. К танку были сформулированы соответствующие требования: способность преодолевать рвы шириной 1,5 м и подъемы 30°, развивать скорость до 12 км/ч.

Боевая масса – 30 т
Высота – 3,3 м
Длина – 7,35 м
Ширина – 3,06 м

Толщина брони:
лоб – 30 мм
борт и корма – 20 мм
крыша – 15 мм

Вооружение:
орудия 57-мм «Максим-Норденфельдт» (180 снарядов)
5 пулеметов 7,92 мм MG.08 (10-15 тысяч патронов)

Макс. скорость – 10-12 км/ч
Запас хода – 35 км
Преодолеваемый подъем – 18 градусов
Ширина преодолеваемого рва – 2,2 м
Глубина брода – 0,8 м

Конструкторы спроектировали машину симметричную в продольной и поперечной плоскостях. На массивной прямоугольной коробчатой раме собирались все агрегаты шасси. Двигательный отсек, был размещен в центре. Над двигателем была расположена площадка с местами механика-водителя и командира. В первом варианте танка было два водительских места, расположенных в противоположных сторонах машины – один для переднего хода, другой — для заднего. Но от этой идеи впоследствии отказались. Гусеницы поместили почти под днищем корпуса для увеличения полезного объема.

При запланированной массе в 25-30 тонн и скорости движения в 10 км/ч был необходим двигатель мощностью 200 л.с. Однако в Германии таких двигателей было недостаточно, зато компания Даймлер могла предоставить свои двигатели на 100 л.с. в нужном количестве. Так было принято решение использовать двухдвигательную установку, в которой каждый двигатель обеспечивал работу своей гусеницы. В отличие от британцев, немцы изначально озаботились тем, чтобы подача топлива не зависела от наклона машины.

Новый танк мог развернуться стоя на месте, включив задний ход одной из гусениц. В отличие от танков Mark I – Mark IV, где для управления танком нужно было минимум 3 человка, немецким чудовищем управлял в одиночку механик-водитель.

Макет танка был продемонстрирован 16 января 1917 года и Военное министерство заказало 100 единиц новой бронетехники. К 30 апреля был готов первый рабочий прототип танка, который на испытаниях обошел двух конкурентов – полугученичного «Мариенваген 11» (на базе шасси которого позже изготавливались самоходные зенитные и противотанковые орудия) и «боевую артиллерийскую машину» K.D 1 от компании «Крупп».

Первый серийный танк A7V был изготовлен только к концу октября 1917 года. Броневой корпус устанавливался на раме сверху и собирался клепкой на стальном каркасе. Было два типа корпуса — производства компаний Крупп и Рехлинг. Крупповские корпуса отличались сборкой из большего количества бронелистов, рехлинговские бортовые листы были цельными. Отличия были и в компоновке артиллерийского орудия.

Толщина и качество брони позволяли противостоять бронебойным винтовочным пулям на дальностях от 5 метров, а также осколочно-фугасным снарядам легкой артиллерии. Повышению бронезащиты способствовала наклонная установка листов и «корабельная» форма лобовой и кормовой части. Однако были и уязвимые места – угловые стыки бронелистов.

Танк A7V был спроектирован для удобства транспортировки по железной дороге — верхняя рубка собиралась из пяти съемных листов и складывалась при перевозке – танк мог перевозиться на стандартной платформе.

Что на счет вооружения? Для A7V с ним определились не сразу. По примеру англичан, выбрали 57-мм капонирные пушки Максима-Норденфельдта, захваченные в октябре 1914 года в крепости Антверпен. Пушка имела наибольшую дальность стрельбы 6400 м. В боекомплект входили 100 выстрелов с осколочно-фугасными снарядами, 40 бронебойных и 40 картечных. Осколочно-фугасные снаряды имели взрыватель с замедлителем и могли использоваться против полевых укреплений. Однако вести прицельный огнь танк A7V мог только после полной остановки.

Угадайте, сколько танкистов нужно было для обслуживания одного A7V? 18 человек!

Стандартные 7,92-мм пулеметы системы Максима MG.08 обслуживали по двое человек.

В бортах корпуса и дверях имелись лючки с бронезаслонками для стрельбы из личного оружия экипажа, которое планировалось быть следующим: ручной пулемет, карабины, пистолеты, ручные гранаты и даже один огнемет. Вооружение экипажа танка должно было быть подобным гарнизону форта, но на практике все было более печально – ни один танк огнемета так и не получил.

В танке A7V была реализована система внутренней связи – командир мог передавать команды с помощью электрической системы — перед расчетом орудия располагалась панель с белой и красной лампочками: их сочетания означали команды «Заряжай», «Внимание» и «Огонь». Но на практике все было иначе, как и во всех танках того времени — командир подавал команды криком, перекрывая шум двигателей. Средств внешней связи не было. Был предусмотрен лючок для сигнализации флажками. Однако существовал и проект танка для связи, оснащенного радиостанцией, вооруженного только двумя пулеметами, с экипажем 11-13 человек, включая радистов и наблюдателей. На практике проект не был реализован.

Основным производителем стал завод фирмы «Даймлер» в Мариенфельде. До сентября 1918 года было собрано всего 20 танков A7V, большинство из которых получили личные имена – Мефисто, Вотан, Гретхен, Зигфрид, Старый Фриц и пр.

Конструкция танка A7V в целом воплощала в себе идею «подвижного форта», приспособленного более для круговой обороны, нежели для прорыва обороны противника и поддержки пехоты. Однако кругового обстрела не получилось из-за ограниченных углов наведения орудия — два сектора в переднем направлении представляли собой мертвое пространство.

Высокое расположение центра тяжести за счет верхней кабины снижало проходимость машины. Танк мог уверенно двигаться по рыхлому грунту, но по открытой местности без бугров, глубоких рытвин и воронок, а при боковом крене легко опрокидывался. При переходе через проволочные заграждения колючая проволока просто затягивалась гусеницами и запутывалась в них, что иногда приводило к перегрузке и выходу из строя сцеплений.

Расположение командира и механика-водителя в поднятой рубке обеспечивало им неплохой обзор местности, однако сильно затрудняло наблюдение за дорогой непосредственно перед танком. Механик-водитель видел местность, начиная с 9 метров впереди танка, в управлении ему помогали механики, наблюдавшие за местностью через лючки в бортах под рубкой.

Из-за больших размеров и высоты танк A7V был хорошей мишенью для артиллеристов. В войсках A7V прозвали «тяжелой походной кухней» за громоздкий неуклюжий корпус и две дымящие трубы. Вентиляция была очень плохой, температура внутри корпуса во время боя была труднопереносимой. Впрочем, подобные адские условия были и в британских тяжелых танках. Поэтому на марше экипажи предпочитали размещаться на крыше танка. Боевой опыт показал, что обилие вооружения и слабая подготовка экипажей приводили к тому, что пулеметчики и артиллеристы мешали друг другу. Однако, неудачи, постигшие немецкие танки впоследствии, следует отнести не только на счет недостатков конструкции, но и на счет малочисленности машин и степени обученности их экипажей. У немцев времени и возможности провести должное обучение просто не было, поскольку они поздно озаботились производством танков.

Стоит отметить разнообразие окрасок для малочисленного танкового парка A7V. Сперва преобладала однотонная окраска – светло-зеленая или серо-стальная. Затем по примеру английских стали применять пятнистую окраску. Спереди, сзади и по бокам рисовались черные тевтонские кресты. С мая 1918 года на каждый борт наносили уже по два креста. Объяснялось это тем, что немецкая пехота и артиллерия больше привыкла к наличию танков у противника, чем у себя – чтобы оказия не приключилась.

Танки A7V приняли боевое крещение 21 марта 1918 года у французкого города Сен-Кантен. Первый же бой выявил технические дефекты – из 4-х танков более-менее удачно действовали только два. Но деморализующий эффект на противника был таки оказан.

24 апреля 1918 у Виллер-Бретоне были уже задействованы немецкие танки в большем количестве. Но снова технические проблемы – одна машина вышла из строя до атаки, в другой обнаружили неисправность. Только 13 A7V приняли участие в бою. Один из танков застрял на местности. Что интересно, состоялась первая встреча в бою тяжелых британских танков Mark IV с германскими A7V – три на три. Две британских «самки», получив пробоины были вынуждены отойти в тыл, так что фактически один «самец» принял бой против трех танков. В бою показали себя большая маневренность британских танков и слаженность экипажа. Несмотря на то, что британцу разорвали гусеницу, удалось вывести из строя один A7V, который при таких делах покинул экипаж, два других A7V отступили. Англичане вышли победителями в первой танковой схватке. Германские танки показали себя неплохо только против пехоты.

Все боевое участие немецких танков свелось к полутора десяткам эпизодов в течение полугода. Взаимодействие с пехотой было организовано плохо – ей запрещалось приближаться к танкам ближе чем на 200 шагов. Германская армия так и не смогла реализовать весь потенциал нового вида техники.

Что же мы имеем в игре Battlefield 1? Исключительно аркадное решение, не имеющее с историческим образцом никакого сходства кроме внешнего вида. Но это было ожидаемо, поскольку это не АРМА, а Battlefield. Танки A7V носятся по карте как угорелые, проходимость феноменальная, экипаж из 6 человек – один за пушкой, 5 – за пулеметами. Интересно, а соблюли ли наличие мертвых зон? Не думаю, но на бетке это обязательно проверю.

А еще стало известно, что танк A7V в Battlefield 1 способен устанавливать мины и запускать дымовую завесу. Устанавливать мины? Ничего себе как аутентично подошли к воссозданию танка шведы, радует, что он хоть не летает по воздуху и не плавает как подводная лодка.

Складывается ощущение, что игру неверно назвали. Отлично бы подошло Battlefield: Mad Max.

(Visited 163 times, 1 visits today)

Show Buttons
Hide Buttons